Бревет 400, Арзамасский. 2019.

Долго думал, о чем же мне писать про бревет. В голове была смесь пустоты и хаоса. Какие-то мысли были, но летали хаотично, не удавалось поймать и понять, что я все-таки чувствую. Сейчас вроде постепенно собрал все воедино. 

Многие писали про горки. Для меня горки не были проблемой. Норка (мой шоссер — Norco) залетала в горки легко и непринужденно. Наверное больше не нравились спуски. Поскольку с них норка разгоняется тоже на раз два. А на спусках обычно плохая дорога. Либо внизу туман и дрожишь от холода. 

Так что же было сложного в этом бревете? Ведь все-таки он оказался незаурядным, непохожим на другие и в глубинах сознания отпечатался именно как «сложнее, чем обычно». Любой бревет — это всегда борьба, борьба с дорогой, стихией, условиями, с самим собой. Борьба бывает разной. Это далеко не только подъем в гору на последних силах, и даже не борьба со сном. Хотя и это конечно тоже. Это еще и терпение. Выдержка. По-сути, борьба инь и янь. 

Нужно неимоверное терпение, чтобы спускаться с затяжного спуска в тумане, ночью, при видимости всего пару метров, ямы и тени перемешаны меж собой. Не разбиться, не угробить хрупкий карбоновый велосипед. Не сложить колесо об какую-нибудь яму или при приземлении после прыжка на кочке. Нужно такое же терпение, чтобы подниматься в гору не превышая некоторые значения мощности. Да, можно послать все к чертям и взять эту гору на рывке, но дальше-то будет еще гора, и не одна. Терпение расчитывать и применять свои силы. Одна часть тебя хочет рвать и метать, другая говорит — тише, тише. 

Не люблю собираться. Люблю катать. Когда вечером смотрел прогноз погоды на ночь, вырисовывалось 12 градусов тепла ночью. Я уже ездил при таких температурах в одной велоформе, надев только непродуваемую жилетку сверху. Много вещей брать с собой не хотелось. Жилетка, перчатки, баф на шею. Должно хватить. И чисто на всякий случай положил с собой термо-кофту в пакет, чтобы отдать ее на ночное КП. 

Кофту мы отдали почти случайно. Отец забыл ее на скамейке на старте. И волонтеры видимо ее нашли и взяли с собой. Спасибо вам! Без нее было бы совсем атас, потому что было отнюдь не 12 градусов ночью! 

Да, еще вот новость! Со мной на этом бревете был отец! Он всегда со мной, по ВотсАпп, а тут еще помогал собираться и довез до старта, забрал с финиша. Теперь он воочию увидел как тут у нас все дружно и клево. Может быть он еще поволонтерит на 600. 

Прямо со старта я забыл включить Страву. Включил ее только километра через 4. Еду последним, ну и ладно. Кстово — какое-то далекое, как будто два раза в одну реку не войдешь. Чужое. Старался проехать это все побыстрее, чтобы не утонуть в воспоминаниях. Теперь уже все другое, я сам уже совсем другой. Удаляясь от родных ранее мест, стало легче. Начался бревет и разбитая как после бомбежки дорога от Дубравы. Еще запомнилась река Озерка. Река была ярко-коричневого цвета. Я засмотрелся на нее проезжая по мосту и не заметил небольшой трамплинчик на съезде с моста. Подбросило хорошо. Приземлился на оба колеса, нормально, но лучше от этой дороги не отвлекаться. 

После второго КП Вадские дороги тоже круче некуда. Нет, есть куда! То ли еще будет. Если Вад проходили еще по свету, то Мухтолово — Сосновское вообще будет ночь и туман. И дороги там не лучше. Так что я не жаловался на Вад, готовился к худшему. Удивительно, но в Ваде и Арзамасе я не запутался. Примерно понимал на сколько градусов повернула улица, и в каком направлении надо ехать. Раньше я там куралесил будь здоров. От Арзамаса до Ардатова сильный встречный ветер. 

Апогей этого маршрута, Мухтолово — Сосновское. Ночь. Туман. Ямы, Горки. Спуски. Я был еще без термо-кофты, она дальше, на третьем КП, но уже тут я замерзал. Туман в низинах окутывал и замораживал напрочь. Он был густой как сметана. Казалось, со спуска ты в него врежешься. По Страве я посмотрел потом, этот участок ехал со скорость 9 — 17 км в час. Больше разгоняться боялся, видимость 2 метра и ямы, огромные и много. На КП3 меня укутали в спальник и отпаивали теплым киселем. 

Светало. Но становилось почему-то еще холоднее. По ощущениям было около 5-ти градусов тепла. Но никак не обещанные 12. Я был уже в термо-кофте, но на скорости ледяная стена ветра все-равно чувствовалась как нечто холодное, стальное. После КП3 мы поехали вместе с Александром Кириловым и еще одним рандонером. Вместе веселее. Тут уже пошла борьба со сном. Морально поддерживали друг друга. Где-то после Ильиногорска я уже совсем засыпал. Остановился, у меня была с собой чистая вода, умылся, съел последнюю печенюшку, стало сильно легче. Поехал догонять ребят. Финишировали вместе с Александром. 

На финише очень рад был увидеть счастливое родное лицо отца. Он очень переживал за меня и радовался что все получилось хорошо.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *